Приключения Луны

Попробовал прыгнуть с Акрополя. «Так как мой полет прошел благополучно, я задумал вознестись выше, на небеса. Не довольствуясь высотой, доступной птицам, решил подняться на Олимп. Оттуда, запасшись самой легкой едой, я пустился прямо на небо. В первую минуту у меня закружилась голова от огромной высоты, но и это я перенес с легкостью. Прорвавшись сквозь густые облака и очутившись возле Луны, я почувствовал усталость. Ввиду этого я подлетел к Луне и присев на нее, дал себе передышку, посматривая вниз, на землю, поглядывал на Элладу, Персию и Индию. От всего этого получил я самое тонкое наслаждение. Насмотревшись достаточно на землю, я ударил крыльями и полетел. Однако Луна сказала человеческим голосом: «Счастливого пути, Менипп! Исполни для меня небольшое поручение, когда будешь у Зевса. Это моя просьба Зевсу. Видишь ли, я возмущена нескончаемой и вздорной болтовней философов, у которых нет иной заботы, как вмешиваться в мои дела, рассуждать о том, что я такое, каковы мои размеры, почему я иногда бываю полумесяцем, а иногда имею вид серпа. Одни философы считают, что я обитаема, другие – что я не что иное, как зеркало, подвешенное нал морем,  – словом. Каждый говорит мне, что взбредет ему в голову. Иные рассказывают. Что самый свет мой – краденый и незаконный, так как он приходит ко мне сверху, от Солнца. Эти они беспрестанно ссорят меня с Солнцем, моим братом, и восстанавливают нас друг против друга». («Земля и Вселенная»  – 1994  – №1).

Мысленное путешествие на крыльях, а столетия спустя – на воздушных шарах и дирижаблях (да-да, именно так собирались отметить успехи науки и техники в европейских фантазиях начала XIX в.) предполагало, что на всем протяжении от Земли до Луны имеется атмосфера.

Однако уже в первой половине XVII века Иоганн Кеплер знал, что в космическом пространстве нет воздуха, и между Землей и Луной находится протяженное безвоздушное пространство. Об этом свидетельствует его замечание о том, что граница воздуха проходит по вершинам высочайших земных гор, а может быть и ниже. И все-таки фантазии бытовали еще долго-долго.

Особенно любопытна ситуация в романах Жюля Верна, написанных в середине и второй половине XIX века. Писатель был в курсе всех новейших астрономических представлений своего времени, знал и историю изучения Луны, и селенографию.

И все-таки пишет в романе «Пять недель на воздушном шаре», герои которого обсуждают возможности своего летательного аппарата: «…когда испробуешь такой способ передвижения, без которого уже трудно обойтись. И когда в следующий раз мы полетим, то уже не будем держаться над Землей, а станем забирать все вверх и вверх.  – Вот как, значит, прямо на Луну отправимся! – Очень нам нужно на Луну! – возразил Джо. Это уж слишком просто, каждый может там побывать. К тому же на Луне и воды нет, приходится тащить с собой огромное количество. Да еще надо прихватить и бутылки с воздухом, чтобы было чем дышать».

Удивительный отрывок. С одной стороны, ясно, что на Луне нет атмосферы (в этом смысле лунные жители, если бы они были, имели бы перед нами то преимущество, что жили бы не на дне воздушного океана, как мы с вами, а в самом космическом пространстве).

Как же лететь туда на воздушном шаре, как «прилуняться»? Автор оставляет эти и другие вопросы без ответа. Тем более, что в знаменитой дилогии «С Земли на Луну» и «Вокруг Луны» уделяет нашей космической соседке гораздо больше внимания; здесь она – главная героиня. В этих двух романах сведения о Луне подробны, точны, научны.

Селенографические описания так длинны, что, кажется, автор забывает об основной цели своего повествования и вместо приключенческого романа пишет селенографический справочник. Он рассказывает о том, что «моря» и «океаны» не заполнены водой, а представляют собой низменности, природу и свойства которых надеялись выяснить отважные путешественники – герои романов.

Нет воздуха, поэтому мир луны безмолвен, лишен малейших звуков. Что бы ни случилось, падение метеорита или лунотрясение, явление можно увидеть, но не услышать. Из-за полного отсутствия воздуха и свободной воды поверхность никогда не изменяется, она сохранилась такой же первобытной, какой была миллионы лет тому назад, ведь воздух и вода живительны для человека и губительны для рельефов местности.

Именно по этой причине Луна заслужила титул космогонического заповедника. Жюль Верн знал о Луне практически все то, что знаем сегодня и мы с вами, не считая, конечно, космических исследований второй половины XX в.

Всех читателей сайта очень прошу делиться статьями сайта в соц.сетях.Заранее благодарю. Admin.

Эта запись опубликована в рубрике Тайны и загадки Луны с метками .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая кнопку "Отправить комментарий", Вы даете сайту "Почти всё про Луну" согласие на обработку ваших персональных данных в соответствии с федеральным законом от 27.07.2006 года 152-Ф3 "О персональных данных".