Приключения Луны

Луна, это еще не небо, но уже не Земля. Задумчивое светило наших ночей, это – первая станция на пути в бесконечность.

Камилл Фламмарион

Луна – самое близкое, самое доступное земному наблюдателю небесное тело. Взор человека устремлялся к ней всегда. Она казалась обманчиво доступной, близкой. Протяни руку, и ее можно потрогать.

Помните, у Гоголя? «…черт крался потихоньку к месяцу и уже протянул было руку схватить его, но вдруг отдернул ее назад, как бы обжегшись, заболтал ногою и забежал с другой стороны, и снова отскочил в сторону и отдернул руку. Однако ж, несмотря на все неудачи, хитрый черт не оставил своих проказ. Подбежавши, вдруг схватил он обеими руками месяц, кривляясь и дуя, перекидывал его из одной руки в другую, как мужик, доставший голыми руками огонь для своей люльки, наконец поспешно спрятал в карман и, как ни в чем не бывал, побежал далее. В Диканьке никто не слышал, как черт украл месяц»

(Н.В.Гоголь Ночь перед рождеством)

А ведь это была не просто шутка Николая Васильевича Гоголя в повести «Ночь перед рождеством». А если и шутка, то в ней отразились древнейшие представления человека о том, что Луна находится где-нибудь на верхушке соседней ели или за холмом, до которого рукой подать.

Недаром барон Мюнхгаузен забирался на Луну… по стеблю боба. Как известно, Мюнхгаузен совершил два путешествия на Луну, и вовсе не на ядре.

Вот каким образом он оказался на Луне в своем первом путешествии в романе Р.Э.Распе: «Два медведя напали на одну пчелу, чтобы отнять у нее мед. Я запустил в них топориком, но бросил его так неловко, что он залетел за Луну. Что делать? Я вспомнил, что турецкий боб растет необычайно быстро и достигает изумительной вышины. Немедленно я посадил один из бобов. Он рос, рос и вскоре зацепился за один из рогов Луны. Мне оставалось только вскарабкаться по стеблю, куда я и прибыл благополучно. Топорик я нашел в куче соломы. Надо было возвращаться домой – но, о ужас! Солнечный зной так иссушил мой стебель, что нечего было думать о спуске на землю прежним путем. Что делать? Я принялся за работу и сплел себе веревку из соломы. Один конец я прикрепил к Луне и спустился с другого конца. Я находился уже в четырех или пяти милях от земли, как веревка оборвалась!» Отважному правдолюбцу пришлось прыгнуть, и от его падения на земле образовалась большая яма.

Француз Сирано де Бержерак в поэме Эдмона Ростана открыл целых восемь способов полета на Луну. Сирано – реальное лицо, знаменитый в свое время поэт, музыкант и физик. Вот один из способов попасть на Луну, приписанный ему Ростаном.

Сирано бросал в воздух большой шар из магнита, который притягивал легкую железную машину с путешественником. Так Сирано будто бы достиг сферы притяжения Луны. Не правда ли, напоминает историю о том, как тот же барон Мюнхгаузен сам себя вытягивал за волосы из болота.

Что это, прихотливая фантазия, наивность? Да. Но обратим внимание на мышление человека, который придумывал десятки таких на первый взгляд небылиц. Люди строили с Луной какие-то взаимоотношения, включали ее в мир своих фантазий, одушевляли, населяли, запросто летали на Луну на чем угодно.

Для начала позаимствовали у природы идею крыльев. Куда проще – отними крылья у птиц, да и лети куда угодно. Именно так поступил писатель сатирик поздней античности Лукиан Самосатский, вернее, герой его повести «Икароменипп», или заоблачный полет». Он позаимствовал одно крыло у коршуна, другое у орла, привязал крылья к спине крепкими ремнями и стал испытывать свою силу.

Всех читателей сайта очень прошу делиться статьями сайта в соц.сетях. Заранее благодарю. Admin.

Эта запись опубликована в рубрике Тайны и загадки Луны с метками .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *