Лунные звуки

На Санкт-Петербургском международном семинаре "НЛО и паранормальные явления в России", состоявшемся в ноябре 1992 года, я познакомился с Николаем Матвеевичем Опанасенко, жителем одного из поселков Лужского района Ленинградской области, в недавнем прошлом руководителем радиокружка и школьным механиком, ныне пенсионером.


Он надеялся встретить на семинаре Льва Гиндилиса, известного специалиста по проблемам астрофизики и связи с иными цивилизациями. Гиндилиса в зале заседаний не обнаружилось, и я поинтересовался, что за проблему гость хотел с ним обсудить?

Выяснив, что я кандидат наук и консультант журнала Terminator, Николай Матвеевич поведал мне весьма любопытную историю. В школьные годы он увлекался радиолюбительством, в армии был радистом, а поскольку в те годы специалистов не хватало, пришлось остаться на сверхсрочную службу. Но однажды он получил серьезную травму при установке радиомачты и вернулся на "гражданку". Устроился руководителем радиокружка, думал, ненадолго, оказалось, до самой пенсии.

Где-то в шестидесятые годы в его руки попал журнал "Юный техник" со статьей "Таинственная Луна", где рассказывалось о странных световых вспышках и движущихся объектах на нашем естественном спутнике. Там же утверждалось, что еще в 20-х годах с Луны были приняты загадочные радиосигналы на волне 150 тысяч метров.

Эта короткая строчка заинтересовала Опанасенко: как радиолюбитель он знал, что первые сеансы радиосвязи проходили как раз на сверхдлинных волнах, большие мощности на которых можно было получить даже с помощью обыкновенных машинных генераторов высокой частоты. Но уже в конце 20-х годов радиосвязь перешла на средние и короткие волны, и сверхдлинные были практически забыты.

А значит, никто больше не пытался принимать сигналы из космоса на длинах волн в десятки и сотни километров.
Поскольку изготовление приемного устройства на длину волны 150 километров представляло не особо сложную, но громоздкую задачу, Николай Матвеевич стал сооружать "станцию космического приема" у себя дома.

Основная проблема была в больших габаритах элементов колебательного контура, который к тому же должен быть перестраиваемым по диапазону. Катушку индуктивности из нескольких тысяч витков он намотал на метровой картонной шпуле от рулона бумаги, для конденсатора настройки сделал два ящика с перегородками из пластин алюминия, один из которых вдвигался в другой с помощью винтового домкрата.

Антенну на такой диапазон было сделать невозможно, и в ее качестве выступила обыкновенная электросеть (экспериментировал он и с трансляционной сетью). Зная коварные шутки поселковой электросети, достал старый автомобильный аккумулятор.

Cлушать "лунный" диапазон приходилось вечером и ночью - помех меньше. Долго пришлось возиться с усилителем и сетевым фоном, но когда все заработало как надо, Николай Матвеевич был поражен тем, что давно заброшенный радиодиапазон вовсе не пуст. Чаще всего в наушниках были слышны странные свистящие звуки постепенно понижающегося тона - они появлялись в любое время суток и года.

Самыми редкими были "колокола" - внезапно возникающее звучание, напоминавшее гудение тяжелого колокола. Обычно в ночное время периодически возникали серии коротких звуковых сигналов, похожих на работу телетайпа. Они шли цугами - пакетами, иногда в течение нескольких минут, а затем внезапно пропадали. Зимой усиливались звуки типа пульсирующего низкого рокота, которые могли продолжаться часами.

Я поинтересовался, не слышал ли он когда-нибудь нечто похожее на человеческую речь или музыку, но Николай Матвеевич ответил отрицательно. Хотя другого я и не ожидал: длина радиоволны 150 километров соответствует частоте 2 килогерца и ее практически невозможно промодулировать человеческой речью или музыкальным произведением. С другой стороны, радиоволны такой частоты при достаточной интенсивности без всякого преобразования можно услышать как звук.

Из прочих сигналов-феноменов Николай Матвеевич упомянул про звуки, напоминавшие "капанье" и "нерегулярную морзянку": в наушники словно врывалась чья-то передача кодированными сигналами, но через несколько секунд затихала, точнее, меняла диапазон. И лишь однажды случайно он обнаружил, что если быстро начать перестраиваться по частоте, сигнал можно снова поймать.

В статье "505 ниоткуда" ("НЛО", n49 за 2004 год) уже сообщалось, что во время Великого противостояния Марса в 1924 году предпринимались попытки принять радиопередачи с Марса на длинах волн от 30 до 75 километров. Действительно были приняты странные сигналы разных типов: короткие последовательности точек и тире, и "странная группа звуков". Некие специалисты тут же поспешили объявить, что источник сигналов находится вне Земли.

Всех читателей сайта очень прошу делиться статьями сайта в соц.сетях.Заранее благодарю. Admin.

Эта запись опубликована в рубрике Тайны и загадки Луны с метками .

2 комментария на «Лунные звуки»

  1. Bridg говорит:

    Я в это поверю, потому что сам занимался радиолюбительством и один раз слышал в эфире как бы свое эхо.
    Эхо, это тогда, когда радиоволны огибают наш земной шар и хоть с небольшим опозданием, но радист слышит свою же морзянку. Так вот я услышал свое эхо, но и какое-то дополнение к морзянке в виде дополнительной точки “с”.
    Я сначала подумал, что кто-то шутит на моей волне (14070 кгц) и решил проверить, как шутник будет работать на большой скорости. Начал передавать на большой скорости и короткими фразами, но к моему эху обязательно добавлялась “с”. Сразу скажу, что “почерк” был мой – кто не знает, но каждый радист имеет свой почерк. Это продолжалось минут 20, потом все исчезло. Больше это не повторялось.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Нажимая кнопку "Отправить комментарий", Вы даете сайту "Почти всё про Луну" согласие на обработку ваших персональных данных в соответствии с федеральным законом от 27.07.2006 года 152-Ф3 "О персональных данных".