«Ёлочка, нацеленная на Луну

Отечественная программа посещения Луны не имела какой-либо военной направленности и,  казалось бы, не подходит под этот раздел портала. Однако, вклад личного состава 5 научно-исследовательского испытательного полигона Министерства обороны, военных испытателей, как и военной приёмки в работы по этому грандиозному проекту, позволяют назвать военной и эту космическую страницу нашей истории.

Н-1

В 2012 году исполнилось 40 лет со дня последнего запуска самой мощной ракеты-носителя Н-1, поэтому хотелось бы  поделиться некоторыми воспоминаниями об этой удивительной истории отечественной космонавтики и роли военных  испытателей  в лунной пилотируемой программе тех давних лет. В материалах статьи использовались воспоминания автора и старших товарищей по 6-му испытательному управлению космодрома Байконур, а также данные из других источников.
Полковник С.В. Сорокин,
член-корреспондент Российской академии космонавтики им. К.Э.  Циолковского.

  ПОЛИГОН

Так случилось, что мне волею судьбы после окончания Пермского Высшего военного командно-инженерного училища (ВКИУ) в 1971 г. с молодой женой мне бы приказано прибыть 6-го августа на космодром Байконур в числе примерно 600 выпускников высших военных учебных заведений. Известная многим станция Тюра-Там встретила нас кромешной темью и необыкновенно ярким звездным небом. Вокруг никакого города, о котором говорили офицеры уже побывавшие здесь. И вдруг подъезжает автобус, выходит старший машины –  по армейской терминологии –  и приглашает скопившихся после прибытия с большой земли таких же, как я юных лейтенантов проследовать в г. Ленинск. По дороге мы узнаём где можно разместиться и  куда прибыть со своими воинскими  предписаниями. Заодно нам поясняют местоположение конечной станции, где  ждут нас мотовозы (так на космодроме именуются пассажирские поезда), которые развозят по местам постоянной работы.

Поднялось солнышко, начало припекать и с самого раннего утра стало весьма неуютно в красивой парадной форме с чемоданами и сумками, которые приходилось переносить перебежками по пути в гостиницу. Вокруг появились офицеры и какие-то женщины, спешащие на первый мотовоз, молча, подхватили часть нашей поклажи и довели до нужной гостиницы. В ответ на наше спасибо сказали, мол, сами через это проходили и пожелали не пугаться жары и обрести мудрых начальников. При этом одна из нежданных помощниц сломала каблук туфельки на своей прекрасной ножке, но мужественно донесла поклажу до входа в гостиницу и попросила не волноваться по этому пустяку: на какой-то неведомой тогда для нас площадке все исправят. Пожалуй, именно этот эпизод вызвал у нас какие-то необычайные чувства, что мы попали в удивительный мир, по крайней мере, человеческих, почти семейных отношений космического братства.

В этот же день мы получили квартиру, указание прибыть в  отдельную инженерно-испытательную часть на площадке 113,  и чтобы я не  опаздывал на мотовоз, иначе 47 км придется добираться своим ходом с последующими записями в карточку учета поощрений и взысканий.

В 47-й отдельной инженерно-испытательной части нас оказалось около 50-ти выпускников, распределение по испытательным группам производилось по полученным специальностям и  другим показателям. Со мной поступили очень просто: все 5 лет в училище командовал учебной группой, занимался научной работой, золотой медалист, специализировался по ракетным двигателям. Значит –  готовый заправщик ракеты-носителя, а готовить к полету сам лунный корабль найдется кому и без меня. И  никаких разговоров!

Так я начал познавать суровую прозу жизни офицера-испытателя –  начальника расчета отделения заправки горючим ракеты-носителя Н-1, оказавшись одним из незаметных элементиков в решении задачи доставки советских космонавтов на Луну и успешного возвращения их на родную планету Земля.

А дальше начались известные всем испытателям обычные и прозаичные будни: изучение заправочных систем, правил и мер безопасности, обучение и отладка взаимодействия с подчиненными номерами боевого расчета и взаимодействующими подразделениями; изучение подчиненного личного состава (а их оказалось сержантов и солдат больше десятка да плюс неведомые инженеры расчета – штангисты, боровшиеся где-то  в ЦСКА за свои медали); четкое усвоение - кто среди подчиненного личного состава на что способен, особенно в аварийных ситуациях; обучение всем видам армейских искусств, включая борьбу с неведомыми разведывательно-диверсионными группами  и многое-многое другое, чему не успели натренировать за прошедшие пять лет учебы на военного инженера-механика в высшем командно-инженерном училище.

Всех читателей сайта очень прошу делиться статьями сайта в соц.сетях. Заранее благодарю. Admin.

Эта запись опубликована в рубрике Русские на Луне с метками .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *