Жюль Верн. Вокруг Луны – 6 часть

ГЛАВА ШЕСТАЯ.

Вопросы и ответы.

4 декабря хронометры показывали пять часов земного утра, когда путешественники проснулись после пятидесятичетырехчасового путешествия. Они провели в снаряде только пятью часами сорока минутами больше половины предполагаемого срока, а между тем ядро успело пролететь уже семь десятых всего пути. Это несоответствие объяснялось непрерывным снижением скорости снаряда.

Когда друзья через нижнее окно поглядели на Землю, она показалась им темным пятном, померкшим в солнечном сиянии. Ни серпа, ни пепельного света - ничего уже не было. На следующий день в полночь нужно было ждать "новоземелия" в то самое время, когда Луна вступит в фазу полнолуния. Наверху ночное светило становилось все ближе и ближе к траектории снаряда, так что встреча должна была произойти точно в назначенный срок. Весь черный небосвод был испещрен множеством сверкающих точек, которые как будто медленно передвигались, но вследствие огромных расстояний, отделяющих их от снаряда, относительная величина их не изменялась. Солнце и звезды видны были так же, как и с Земли. Луна же хотя и казалась значительно крупнее, но в сравнительно слабые подзорные трубы путешественников еще нельзя было наблюдать деталей ее поверхности, ни топографического или геологического строения.

Время протекало в непрерывных беседах. Говорили главным образом о Луне; каждый высказывал все, что знал: Барбикен и Николь, как и всегда, делились научными сведениями, а Мишель угощал их своими неистощимыми фантазиями. Много толковали о самом снаряде, о его положении в пространстве и направлении пути, о возможных случайностях, о необходимых предосторожностях, которые следовало принять при падении на Луну.

Как-то раз во время завтрака один вопрос Мишеля о снаряде вызвал очень любопытный ответ Барбикена, который стоит здесь привести.

Мишеля интересовало, что случилось бы со снарядом, если бы при начальной скорости полета его остановило какое-либо препятствие.

- Я не представляю себе, - сказал председатель "Пушечного клуба", - что могло бы остановить снаряд?

- Ну все-таки предположим, что это случилось бы? - Твое предположение совершенно невероятно, - ответил Барбикен. - Разве что сила толчка оказалась бы недостаточной; но в таком случае скорость снаряда стала бы снижаться постепенно, а внезапной остановки все-таки произойти не могло.

- Ну а если бы он столкнулся с каким-нибудь телом?

- С каким же, например?

- Да хоть с тем же огромным болидом, который мы встретили.

- Тогда, - сказал Николь, - снаряд вместе со всеми нами разлетелся бы на тысячу кусков.

- Мало этого, - добавил Барбикен, - мы бы при этом заживо сгорели.

- Сгорели! - удивился Мишель. - А жаль, что ничего подобного не случилось: интересно было бы посмотреть.

- Много бы ты увидел! - отозвался Барбикен. - Теперь известно, что тепло есть особый вид движения; если ты нагреваешь воду, то есть сообщаешь ей теплоту, это значит, что ты приводишь в движение частицы воды.

- Подумайте! - воскликнул Мишель. - Вот остроумная теория.

- И совершенно правильная, милый друг. Теплота - это движение молекул, то есть попросту движение мельчайших частиц тела. Если нажать тормоз железнодорожного поезда, он остановится. А куда же при этом денется движение? Движение превратится в теплоту, и тормоз нагреется. Почему смазывают оси колес? Чтобы предотвратить нагрев, иначе произойдет потеря движения, превращенного в тепло. Понимаешь?

- Еще бы! - воскликнул Мишель. - Прекрасно понимаю! Значит, например, если я очень долго бежал или плавал и с меня градом валит пот, почему я останавливаюсь? Очень просто: мое движение превратилось в теплоту!

Шутка Мишеля заставила Барбикена улыбнуться. Затем он снова вернулся к своей теории.

- Таким образом, в случае столкновения нашего снаряда с каким-нибудь телом случилось бы то же, что и с пулей, которая отскакивает горячей после удара о металлическую пластину. Ее движение превращается в теплоту. Я утверждаю, что если бы наше ядро столкнулось с болидом, резкое сокращение его скорости вызвало бы такую температуру, что снаряд в одно мгновение не только расплавился, а даже испарился бы.

- А что же случилось бы, если бы Земля внезапно прекратила свое поступательное движение? - спросил Мишель.

- Ее температура повысилась бы до такой степени, что наша планета тотчас превратилась бы в пар.

- Здорово, - сказал Мишель, - вот прекрасное средство покончить с нашим миром и избавить людей от всех земных несчастий.

- А если бы Земля упала на Солнце? - спросил Николь.

- По расчетам, - ответил Барбикен, - такое падение вызвало бы развитие теплоты, равной теплоте сгорания тысячи шестисот шаров угля, по объему равных земному шару.

- Недурная порция тепла для Солнца, - воскликнул Мишель. - Обитатели Урана и Нептуна вряд ли пожаловались бы на такую прибавку, ведь они, должно быть, замерзают от холода на своих планетах.

Всех читателей сайта очень прошу делиться статьями сайта в соц.сетях. Заранее благодарю. Admin.

Эта запись опубликована в рубрике Книги о Луне с метками .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *