Прогулка по лунному глобусу

Селенография — наука о поверхности Луны — празднует ныне величайшую победу. Ровно через 350 лет после первого телескопического наблюдения Луны советская автоматическая межпланетная станция приоткрыла завесу, казалось, вечной тайны.


Невидимая половина Луны стала видимой. Размноженная в миллионах экземпляров ее фотография с огромным интересом рассматривалась обитателями Земли. С нее смотрит на нас какая-то странная, незнакомая Луна. Вместо привычных серых пятен, придающих лику Луны некоторое сходство с добродушной физиономией толстяка, большая часть лунного «затылка» — ровная, светлая, и только два незнакомых лунных моря придают что-то «лунное» удивительному фотоснимку.
Более 200 лет карты Луны состояли всегда из одного полушария. Второе не изображали — кого может интересовать круглое белое пятно?
Теперь можно составить карту лунных полушарий, создать первый лунный глобус. Пусть еще остались белые пятна. Тем интереснее будет их заполнить новыми, пока еще неведомыми лунными странами. Ждать придется недолго.
А пока совершим прогулку по лунному глобусу и сравним обе стороны Луны. Ознакомимся в общих чертах с «географией» соседнего мира.

ПЕРВЫЕ ЛУННЫЕ КАРТЫ

Нам трудно представить себе ощущение Галилея, когда осенью 1609 года он впервые взглянул на Луну в самодельный телескоп. В поле зрения этого весьма несовершенного оптического инструмента возник новый мир с горными хребтами и долинами, мир, отмеченный своеобразными, неповторимыми формами рельефа.
«Я вне себя от изумления, — писал в те дни знаменитый итальянский астроном. — Я уже успел убедиться, что Луна представляет собою тело, подобное Земле».
Галилей не отважился составить полную карту лунной поверхности. Из-за множества деталей, доступных наблюдению, эта задача показалась ему непосильной. Поэтому он ограничился лишь отдельными рисунками некоторых наиболее интересных лунных объектов. Один из таких рисунков, изображающий огромный лунный кратер в поле зрения телескопа, мы здесь воспроизводим.

Первую полную лунную карту составил и опубликовал в 1647 году польский астроном Иоганн Гевелий. Это был наблюдатель упорный, целеустремленный. Он собственноручно, не доверяя никому, изготовил себе телескоп, что было, разумеется, весьма нелегким делом.
Юрист по образованию, Гевелий в свободное время занимался астрономией с таким энтузиазмом и успехом, что имя этого великого любителя астрономии стоит в одном ряду с величайшими астрономами прошлого.
Много лет потратил Гевелий на тщательные зарисовки лунного рельефа. В конце концов получилась карта с такими подробностями, что на ней без труда можно было отыскать все главнейшие детали лунного диска.
По обычаям того времени, карта была выгравирована и отпечатана в объемистом труде данцигского астронома, названном последним «Селенографией».
В те времена ни серые пятна на диске Луны, ни горные хребты и кольцеобразные кратеры на ее поверхности еще не имели названий. Гевелий, по праву всех первооткрывателей, впервые дал названия отдельным образованиям на Луне. Сделал он это не сразу. Гевелий долго колебался в выборе правильного решения. Называть лунные объекты именами людей было небезопасно. Всегда могли найтись гордецы, которым отведенная им лунная местность покажется недостаточной, принижающей их авторитет. Чтобы не дать повод к нежелательным склокам, Гевелий в конце концов решил воспользоваться или употребляемыми в географии названиями, или наименованиями отвлеченного характера.
Так на поверхности соседнего мира появились лунные Апеннины, Карпаты, Кавказ, Везувий, а также Океан Бурь и Море Холода. Кстати сказать, Гевелий считал, что серые пятна на поверхности Луны на самом деле представляют собою обширные водные пространства. Тем самым термины «море» и «океан» в его устах имели вполне земной смысл.
Несмотря на всю свою законность, инициатива Гевелия встретила противодействие со стороны религиозно настроенных современников. Один испанский астроном нашел названия Гевелия совершенно неподходящими для небесного тела. Не утруждая себя длительным размышлением, он переименовал лунные объекты, дав им имена «святых»! Лунная цепь Апеннин на его карте превратилась в... Святого Михаила, лунный кратер Этна — в Святого Товию, а лунное Эгейское море — в Святую Урсулу с ее 10 000 дев!
Нелепость этой выходки была столь очевидна даже для церковников, что в 1651 году итальянский иезуит Риччиоли опубликовал свою карту Луны с целью окончательно навести порядок в селенографических названиях. Он восстановил многие названия Гевелия и даже сделал то, на что последний не решился — назвал лунные кратеры именами великих философов и ученых.

Всех читателей сайта очень прошу делиться статьями сайта в соц.сетях. Заранее благодарю. Admin.

Эта запись опубликована в рубрике Книги о Луне с метками .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *