Александр Казанцев. Лунная дорога – 3

Глава восьмая

ИСКАТЕЛЬ

— Ну, как? Упадет на Луну? — глухо спросил командир «Искателя».
— Проверяю ответ, — отозвался Аникин.
Громов подошел к окну. Магнитные подошвы ботинок, прилипая к полу, позволяли ходить по кабине и при невесомости.
В окне виднелось красноватое, как на закате, солнце. Если бы не огненная корона на черном небе, оно было бы совсем земным. Громов нажал кнопку. Пленка светофильтра сбежала с окна. Ворвались ослепительные лучи космического светила, не живительно ласковые, смягченные атмосферой, как на Земле, а яростно резкие, жесткие, жестокие...
Аникин, не поворачивая к командиру лица, чтобы не смотреть на солнце и не встречаться с Громовым глазами, сказал:
— Никуда и никогда не упадет. Станет вечным спутником Луны. Орбита — вытянутый эллипс. Пройдет над лунными горами и уйдет далеко к Солнцу...
Из репродуктора послышался голос академика Беляева, начальника штаба перелета:
— «Искатель»! «Искатель»! Я — Земля!
Громов сел к пульту и пододвинул почти вплотную к себе микрофон:
— Я — Громов. Слушаю, Василий Афанасьевич,
— Определили орбиту?
— Станет спутником Луны. Кто этот несчастный?
— На борту «Колумба» оказалась журналистка Эллен Кенни.
— Эллен Кенни! Она же была у нас!..
— Американский пилот Том Годвин получил приказ выполнить инструкцию и уничтожить незаконного пассажира.
Громов перевел взгляд на экран. Скафандр по-прежнему был опрокинут ногами вверх и медленно поворачивался. Раскинутые руки уходили за край экрана, но колпак шлема был отчетливо виден в его нижней части.
— Если бы он уничтожил ее, он не надел бы на нее шлема, — сказал Громов. — Что это? Жестокая пытка временем или надежда на нашу помощь?
— Оказать помощь можете, если вам позволят резервы топлива. Решение за вами, Петр Сергеевич, — закончил академик.
— Ваня! — позвал Громов, выключив связь.
— Есть дать ведомость резервов, — угадал приказание Аникин.
Громов встал к окну, уперся руками в его раму. Перед ним были острые гребни кольцевых гор, черные резкие тени, извилистые трещины, дикий контрастный ландшафт. Желанная планета...
Аникин пододвинул Громову конторскую книгу.
— Задавай программу электронно-вычислительной машине, выбросить все, что возможно, — скомандовал Громов. — На борту нас будет трое...
Сравнительно недалеко от «Искателя» шел второй такой же корабль «Искатель-II». Вместо кабины звездолетчиков на нем помещалась танкетка Евгения Громова.
А в Москве в лаборатории Космического института внутри макета летящей в Космосе танкетки сидел Евгений Громов. В окнах-телеэкранах он видел небо мрака с мертвыми огнями звезд и ослепительным спрутом Солнца, надвигающуюся Луну цирков и теней. Со штабом перелета он поддерживал связь через обычный телефон, перенесенный из лаборатории. Раздался звонок, и Евгений снял трубку:
— Слушаю, Василий Афанасьевич. Не может быть! Это невероятно! Позвольте, я оставлю управлять ракетой Наташу, сам забегу к вам... хорошо. Остаюсь... Будет исполнено.
Евгений открыл дверцу макета танкетки. Часть черного, усеянного немигающими звездами неба и край Луны с острыми зубцами гор отошли вместе с дверцей.
— Наташа! — громко крикнул Евгений! — Ты слышишь, что творится?..
— Я здесь, Женя. — Наташа выбежала из соседней комнаты. Порывистая, она остановилась перед дверцей, тяжело дыша.
— Нам приказано изменить место посадки... — сказал Евгений. — Сесть рядом с «Колумбом», где бы тот ни опустился. Что там стряслось?
— С «Колумбом» потеряна связь. В Космосе женщина... — выпалила Наташа.
— Какая женщина? Что за чепуха!
— Тебя не отрывали, Женя, пока ты вел ракету... Тому Годвину приказали выбросить женщину, журналистку Эллен Кенни.
— Как же она там оказалась? Погибнуть так нелепо!
— Из-за нее еще могут погибнуть Петр и Ваня Аникин, — с тоской сказала Наташа. — Они пойдут на пересечение с ее орбитой.
— Ах, вот как! Так мне спуститься около ракеты Годвина! Ну, хорошо же. У меня будет с ним мужской разговор!
— Женя, будь осторожен. Танкетка может очень понадобиться. Для Петра... — тихо добавила Наташа.
Евгений захлопнул дверцу макета.
Громов выжидательно повернулся к Аникину. Рубленые черты его лица стали еще резче.
— Математика — точная наука, — смущенно сказал Аникин и протянул командиру перфорированную карточку. — Если пойдем догонять — резерва топлива не хватит. На Землю всем троим не вернуться...
Громов поморщился:
— Читаешь, как смертный приговор.
— Так это и есть приговор. Ей или всем нам.
Лицо Громова окаменело.
— Высший суд математики... А есть еще Совесть и Долг. Меняем курс. Приготовиться!
— Петр Сергеевич! — Аникин вскочил. Магнитные подошвы удержали его. — Не могу я... Инструкция... Земля!..
— Прекрати, — отрезал Громов. — Если человек за бортом, — капитан не запрашивает порт.
— Но, спасая, он не идет ко дну!
Громов положил руку на плечо Аникина и заставил его сесть:
— Слушай, Иван. Знаешь ли ты, что такое женщина?
Аникин пожал плечами.
— Это жен-щи-на!.. — вкладывая особую силу в это слово, произнес Громов.

Всех читателей сайта очень прошу делиться статьями сайта в соц.сетях.Заранее благодарю. Admin.

Эта запись опубликована в рубрике Книги о Луне с метками .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая кнопку "Отправить комментарий", Вы даете сайту "Почти всё про Луну" согласие на обработку ваших персональных данных в соответствии с федеральным законом от 27.07.2006 года 152-Ф3 "О персональных данных".